На главную Поиск по сайту Карта сайта Печать страницы Отправить письмо
История Российской национальной библиотеки  
Российская национальная библиотека
Страницы историиИстория в лицахАрхитектураИсторические очеркиЛитература

Императорская Публичная библиотека в 1812 году

Подготовка к возвращению

Между тем на театре военных действий события приняли новый оборот. 19 октября французская армия стала покидать сожженную Москву и отходить в юго-западном направлении. 24 октября произошло сражение под Малоярославцем, и Наполеон был вынужден отступать по опустошенной Старой Смоленской дороге. Исход войны уже не вызывал сомнений.

7 ноября Оленин уведомил Разумовского, что намерен вернуть вещи Библиотеки из эвакуации. 10 ноября с нарочным, унтер-офицером Захаром Кирилловым Оленин направил Сопикову следующий ордер: «По миновании ныне опасности для Петербурга, желая перевести сюда установившимся зимним путем отправленные с Вами на бриге вещи во 189 ящиках, рекомендую Вам выправиться, во что может обойтись перевозка всех сих ящиков и особенно 36 ящиков с рукописями и 11 показанных в реестре накладных ящиков, о доставлении которых в Петербург, по редкости хранящихся в них вещей могущих на воде от сырости повредиться, я всего более забочусь. Я надеюсь, что Вы пришлете ко мне сию справку в непродолжительном времени, дабы я мог сделать дальнейшие по сему предмету распоряжения, пользуясь лучшим зимним путем»27.

В течение нескольких дней Сопиков навел справки о предполагаемой сумме, необходимой для перевозки в Петербург собрания Библиотеки, и сделал приблизительную смету: «46 ящиков и 1 сверток с рукописями и другими вещами, по соображению моему, содержат в себе весу ок. 700 пуд. 142 ящика с книгами, полагая в каждом по 16 пуд, составят 2972 пуда (всего 2972 пуда).

За доставлением сих ящиков в Санкт-Петербург нынешним зимним путем крестьяне здешних окрестных деревень соглашаются взять последнюю цену, а именно по одному руб. с пуда. Для объяснения некоторых обстоятельств, к сему предмету относящихся, прилагаю у сего особую записку.

И.К. Айвазовский. Зимний обоз в пути. 1857. Холст, масло
На другой день по получении предписания Вашего Превосходительства я с помощником моим, разделяясь надвое, ездили в разные окружные деревни для сведения и предложения крестьянам о перевозе нашего груза. Охотников, имеющих лошадей, находится довольно; и хоть все единогласны плату за провоз по рублю с пуда считают самою крайнею и последнею, однако ж некоторые из них соглашаются взять и по 95 коп. Можно с вероятностью надеяться, что и все прочие сию последнюю цену взять согласятся. Сия цена в нынешнее трудное время, по моему мнению, самая умеренная, которая разве малым чем превышать будет ту, какая потребна на перевозку водяным путем, с тою несравненною разницей, что сей последний путь по Ладожскому Озеру иногда бывает подвержен немалой опасности, от которой первый совершенно свободен. Вес ящиков, показанный мною в донесении, дабы сколько можно ближе подходил к вероятности, я велел взвесить несколько ящиков разной величины и с разными вещами. Но, кажется, утвердительно можно полагать, что всего весу более 3000 пуд не будет. Есть ли перевозку сию предписано будет произвести в действо, в таком случае крестьяне, желающие в ней участвовать, просят, чтобы им на такое короткое время можно было обойтись без пашпортов, получение коих требует издержек времени, да и затруднительно. И для того не благоугодно ли будет о сем отнестись к Г. Олонецкому Гражданскому губернатору, чтобы он дозволил им исправить сию перевозку без пашпортов, а с общим билетом на целый обоз, с означением в нем имени каждого крестьянина. Пока кладь будет наваливаться, предписание его может сюда дойти. По наложении всей клади и по отправлении всего обоза в дорогу, да соблаговолено будет позволить мне взять особую подводу и отправиться на скорых вперед, а помощник мой г. Бельщинский и воинские служители провожать будут помянутый обоз»28.

И.М. Прянишников. Крестьянин с рогатиною на плече. 1860-е. Холст, масло. Этюд для картины «В 1812 году»
По получении сообщения Оленин тут же написал В. Ф. Мертенсу, и тот распорядился выделить Сопикову и Бельщинскому «приличные» квартиры, а для хранения вещей ИПБ «нарядить обывательский караул». Но распоряжение далекого губернатора, видимо, не имело реальной силы. Благодаря Оленина за заботу и за обращение к В. Ф. Мертенсу, Сопиков писал: «Поелику квартиры заняты нами были до Его предписания, то оное только утвердило их за нами, и остановило по сему случаю нападки советника Каменщикова. Обывательского караула для хранения сказанных вещей не наряжено и по сей день, а тот караул отправляют наши воинские служители»29. Несмотря на сложные условия жизни, В. И. Сопиков, занятый всевозможными практическими вопросами, не переставал трудиться над книгой «Опыт российской библиографии», которую по частям пересылал в Библиотеку. 15 ноября Оленин писал ему, что получил присланную рукопись и отдал ее в типографию. «О заготовлении же потребной бумаги для печатания ее и следующих тетрадей нужные распоряжения с моей стороны сделаны»30.

В течение второй половины ноября продолжались различные согласования, оформление бумаг, торг с крестьянами. 4 декабря гражданский губернатор Олонецкого края писал Оленину, что список крестьян, представленный Сопиковым, рассмотрен и им выдан один пропуск на весь обоз для проезда в столицу и обратно, и что он просил местные власти содействовать «в приискании и найме подвод за выгодную для казны цену»31.

Закрыть окно
Там же. Л. 53—53 об.
Закрыть окно
Там же. Л. 56—58.
Закрыть окно
Там же. Л. 68 об.
Закрыть окно
Там же. Л. 59 об.
Закрыть окно
Там же. Л. 63.
В. И. Сопиков. Опыт российской библиографии или полный словарь сочинений и переводов. 1813 г.

Наверх

© Российская национальная библиотека, 2011-2019