Заседание Санкт-Петербургского экономического семинара 21 сентября 2017 г.

21 сентября в Доме Плеханова состоялось очередное заседание Санкт-Петербургского экономического семинара. Тема обсуждения - «Помогут ли российской экономике новые экономические стратегии, предлагаемые президенту РФ?!».

Д.Б. Эпштейн

Д.Б. Эпштейн

Объектом анализа стали программы развития страны возглавляемого экс-министром финансов А.Кудриным Центра стратегических разработок (ЦСР), контрпрограмма "Стратегия Роста", предложенная возглавляемым Б.Титовым Столыпинским институтом, и пока не представленная для широкого обсуждения программа Министерства экономического развития (МЭР) М.Орешкина.

С анализом экономических стратегий ЦСР, Столыпинского клуба и МЭР выступили Г.В. Закиматов, докт. экон. наук, проф. В.Е.Чабанов, докт. экон. наук, проф. Д.Б.Эпштейн.

Докладчики отметили, что поскольку программы не были нигде опубликованы, данное обстоятельство затрудняет оценку высказанных разработчиками предложений в деталях, однако позволяет по имеющейся в СМИ информации, прежде всего выступлений самих авторов, оценивать их в главном.

Было подчеркнуто некоторое различие целей и задач предложенных программ. Так, "Стратегия Роста" в качестве результата ставит перед собой задачу повышения уровня и качества жизни населения, создание диверсифицированной экономики, способной расти на 5-6% в год. Для достижения этих целей "Стратегия Роста" предполагает создание развитой инфраструктуры и переход к инновационной модели экономики уже к 2025 г., введение системы оценки эффективности реализации программы, что позволит отслеживать процесс достижение поставленных задач.

Центр стратегических разработок в качестве целей определил ускорение темпов роста экономики за счет роста совокупной факторной производительности, повышения роли регионов, открытости миру и использования государства как платформы.

Меры Министерства экономического развития по выведению национальной экономики на высокие темпы роста предусматривают создание эффективной системы государственного стратегического планирования, улучшения условий ведения бизнеса, эффективного использования трудовых ресурсов с повышением их мобильности. Как и ранее, предлагается активно поддерживать развитие несырьевого экспорта, в том числе путем развития трансграничных производственных цепочек. Специальное внимание уделяется развитию инфраструктуры цифровой экономики: "цифровизацию" торговли, логистики, жилищно-коммунального хозяйства, снятие ограничений на развитие электронной торговли, логистики и транспорта, технологий в ЖКХ.

Главным недостатком всех рассмотренных проектов является, по мнению выступавших, их преимущественно монетаристский характер и недостаточная вовлеченность государства в процесс развития национальной экономики

Еще одни вопросом, озвученным в ходе развернувшейся дискуссии, но за недостатком времени не ставшим предметом обсуждения был вопрос, связанный с развитием «экономики знаний» и значимость человеческого капитала для ее формирования. Было отмечено, что внимание к человеческому капиталу в России недостаточное: забота о человеческом капитале находится на периферии государственной политики, несмотря на все заявления. Это выражается в том, что в периоды кризиса социальные показатели у нас падают сильнее, чем экономические. Так, в 2009 году ВВП сократился на 3%, а потребительские расходы на 13-15%. В кризис 2015 гг. ВВП упал на 3%, промышленность – на 3,4%, а розничный товарооборот – на 10%, реальные зарплаты – на 9,5%. В 2016 году экономические показатели значительно не ухудшились, но социальные продолжили падение. В то время как в развитых странах человеческий капитал двигает экономику вперед, наше пренебрежение этой составляющей экономического роста «тянет экономику вниз».

В этой связи особое внимание привлекают положения, сформулированные заведующим кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, академика РАН Аганбегяном А.Г. в статье «Человеческий капитал и его главная составляющая – сфера «экономики знаний», как основной источник социально-экономического роста», опубликованной в журнале «Экономические стратегии» (2017.№3).

Для форсированного развития необходимы значительные объемы инвестиций. А.Г. Аганбегян оценивает их в 2-2,5 трлн ежегодного прироста вложений в основные средства и 1-1,5 трлн ежегодно в человеческий капитал. Тогда удастся повысить норму накопления с 21% до 25% к 2020 году и 30% к 2025 году, а долю экономики знаний до 20% к 2020 и 30% к 2025 году. Инвестиции в основной капитал высокотехнологичных отраслей и инфраструктуру в сочетании с наращиванием инвестиций в человеческий капитал позволит создать мультипликативный эффект. Без развития экономики знаний, инвестиции в «железо» будут малоэффективными. Такие же параметры и направления инвестиций заложены в среднесрочной программе социально-экономического развития России до 2025 года «Стратегия Роста», разработанной по инициативе Столыпинского клуба по поручению Президента. Абел Аганбегян как член Межведомственной рабочей группы по разработке «Стратегии Роста» и один из членов научного совета Института экономики роста им. П.А. Столыпина участвовал в подготовке программы.