РНБ Российская национальная библиотека
05.05.2020

Акция «Моя Публичка». Евгений Соколинский: «Листание бумажных страниц - удовольствие понятное истинному книгочею»

Писатель, театровед, критик, заведующий сектором сводных каталогов Евгений Кириллович Соколинский – о выдающихся коллегах, постоянном обновлении знаний и капустниках, идея одного из которых легла в основу современной акции в стиле флешмоб - «Изоизоляция».

- Евгений Кириллович, как и когда Вы пришли в библиотеку?

Пришел в августе 1968 года, после срочной, трехлетней службы в армии. После сугубо мужского коллектива - 36 женщин, с ними я начал работать в Группе обработки русской книги. После 157-миллиметровой противотанковой пушки - шифры на карточках, выводимые библиотечным почерком. Контрасты чудовищные! Было неловко, трудно. Не думал, что задержусь в стенах ГПБ надолго. И вот уже 52 года, как я в них пребываю. Более того, меняя несколько раз «дислокацию» внутри библиотеки, через 52 года я вернулся, вместе с сектором сводных каталогов, в комнату № 40, где начал свой библиотечный путь.

- Какую интересную историю, связанную с библиотекой, Вы могли бы рассказать?

Не столько историю, сколько драму. К старой книге меня «приучала» в 1970-е годы З.И.Зазыкина, главный библиотекарь Русской группы. Это была тихая пожилая женщина, ничем особенно не примечательная. Конечно, прекрасный профессионал. И только в 2003 г., спустя 14 лет после смерти Зинаиды Ивановны, я понял ее уникальность.


Фото предоставлены заведующим отделом архивных документов РНБ Галиной Ильяевой

Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Зинаида Ивановна Зазыкина (Иванова). Поздравление.
Составляя справочную статью для «Словаря сотрудников РНБ», узнал из очерка «Мужество» о героизме этой женщины. 8 апреля 1943 г. во время дежурства от МПВО, Зазыкина (до замужества Иванова) была ранена осколком снаряда. Очнулась в луже крови и поползла, раненая в ногу, по лестнице, с крыши на первый этаж. Раненых было двое. «Скорая» могла увезти только одну. З.И. попросила отправить напарницу в больницу первой. Ей важнее. Ногу З.И. ампутировали, потом резали еще несколько раз. Став инвалидом в 23 года, Зинаида Ивановна проработала в библиотеке до пенсии, без малейших послаблений. Позже она пережила тяжелую онкологическую операцию. З.И. даже не прихрамывала, хотя испытывала сильную боль. Протез был некачественный и за восьмичасовой день работы, ходьбы по лесенкам Русского книжного фонда натирал культю до крови. Только дома она могла снять протез и ползать на четвереньках (об этом рассказывала ее подруга, блокадница Л.А.Владыкина). Рядом страдал муж З.И., Леонид Васильевич Зазыкин, фронтовик и библиограф по гражданской профессии. У него тоже отняли правую ногу. Ни разу не слышал я ни стона, ни жалобы от Зинаиды Ивановны. А сколько ей стоило сил, чтобы быть как все!

Оборотная сторона ветеранства, это воспоминания о многих людях, которые уходят один за другим. В 1970-е годы, когда мне было за двадцать, мы с молодыми коллегами старались не думать о печальном. В Новый год, на восьмое марта придумывали разнообразные капустники. До недавнего времени в Русской группе служил мужчина из Ирака Хамис Хараджевич Нашми. Он приехал в Ленинград учиться в Университете, женился и остался в России, работая в РНБ. Хамис совершил, своего рода, филологический подвиг: перевел на арабский язык «Слово о полку Игореве». Перевод был издан с предисловием Д.С.Лихачева, имя Нашми вошло в энциклопедию «Слово о полку Игореве». Тем не менее, в библиотеке он выполнял будничную работу. Его восточное происхождение послужило поводом для одного из капустников к 8-му марта. Он изображал шаха, я – великого визиря и рассказывал о красоте и прочих великих достоинствах девушек Русской группы. Разумеется, для включения в шахский гарем. В другой восьмимартовский праздник в 40-й комнате развертывался художественный вернисаж, где женщины группы символизировали какую-нибудь известную картину Русского музея или Эрмитажа.

Юбилей Вадима Львовича Парийского, заведующего ООиК, послужил толчком для развертывания «шпионской истории». В.Л. выступал в качестве агента под кодовым обозначением ББК.

Библиограф Лидия Борисовна Кулибаба смогла наполнить целый конференц-зал своими досками с росписями на черном фоне. На досках в самых фантастических образах были изображены сотрудники Русской группы.

Лидия Николаевна Уманская, переводчица Джона Китса и редактор, за три недели 1973 г. сочинила цикл великолепных стихотворных пародий (22 стихотворения) – они появлялись в группе каждое утро.

Знаю, что праздничные представления для библиотечных детей устраивались ежегодно и в Отделе рукописей. Мы весело жили. Ну, и работали…

- Что такое для Вас Публичка?

Трудно сказать коротко – Публичка это почти вся моя жизнь. Публичка – ежедневные встречи с яркими, талантливыми, необычными людьми-сотрудниками. Публичка – постоянное обновление, наращивание знаний «по служебной надобности». Публичка – множество связей с людьми по всей стране и за ее пределами. Публичка – веселая, бурная молодость. Публичка – бесконечные споры с коллегами, обилие проблем, подчас трудноразрешимых. Публичка – оперный видеолекторий РНБ, где более трёх десятилетий находит отражение моя любовь к музыке, театру. Лекторий, надеюсь, помогает моим слушателям жить и получать удовольствие.

- Почему библиотеки будут всегда, как бы ни развивались технологии?

Также, как кино, телевидение не заменят театр с его ежедневным, неожиданным рождением живого спектакля, так и компьютер не заменит живое общение с библиографами,

специалистами-книговедами. Миллионы книг, журналов, газет никогда не будут переведены в электронную форму – да это и не нужно. Самое подробное описание переплета, типа бумаги, рукописных помет не заменит возможность подержать в руках реальный фолиант с его запахом, фактурой, неповторимостью. Листание бумажных страниц - удовольствие понятное истинному книгочею. Библиотека наша – не только и не столько книгоперерабатывающий завод, но своего рода театр, торжественный архитектурный аккорд, кипение поиска.

- Что вы хотели бы пожелать Российской национальной библиотеке в честь 225-летия?

Сохранить свой особый петербургский стиль, особую, интеллигентную атмосферу, сохранить замечательных людей, которые наряду с печатными памятниками составляют ее главную ценность.

 

 

 

Онлайн-консультант
Онлайн-консультант