РНБ Российская национальная библиотека
04.08.2020

«Возвращаясь к напечатанному». Патологическое пристрастие и остановка развития

В коллаже использован фрагмент видео с канала pavelsya и фрагмент офорта Франсиско Гойи — «Сон Разума рождает чудовищ».
В коллаже использован фрагмент видео с канала pavelsya и фрагмент офорта Франсиско Гойи — «Сон Разума рождает чудовищ».

После изучения многолетнего творчества Михаила Золотоносова сложно избавиться от мысли, что автор живёт в состоянии постоянного кошмара, когда нужно что-то придумывать, чтобы продолжать вести информационную войну с библиотекой в одностороннем порядке.

Разбираем пустые прогнозы и ошибочность критики журналиста, более 30 лет ведущего с библиотекой информационную войну в одностороннем порядке на примере статьи в газете «Час Пик» 1991 года.

В статье «Генеалогия библиотеки от Игоря Сахарова» в рубрике «Моя Публичка» руководитель центра генеалогии РНБ Игорь Васильевич Сахаров упомянул публикацию журналиста Михаила Золотоносова в газете «Час Пик» от 8 апреля 1991 года.

Патологичность и одержимость этого журналиста критикой любых инициатив Публичной библиотеки очевидна. С годами стремление обличить, и связанный с этим зуд, похоже, только усилился, и заходя в публикациях в пределы «храма культуры», он сам не взирает ни на какие нормы морали, права и, конечно, культуры.

После прочтения статьи «Национальная библиотека России: предсмертная жизнь и программа гибели» (газета «Час пик», № 14 (59) от 8 апреля 1991 года) стало понятно, что арсенал эпитетов и оскорбительных слов у автора за 30 лет почти не изменился: «мелкий чиновник», «лукавый аппаратчик», «мелкий исполнитель», «не приученный к работе директор» - это всё уместилось в небольшую статью о Владимире Николаевиче Зайцеве. Руководителе, который в новейшей истории Публичной библиотеки внес в её развитие неоценимый вклад.

А вот этот пишущий человек эволюционировал за десятилетия откровенно слабо.

Конечно, ничего из того, что он предсказывал в 91-м году, не случилось.

Он писал:

«Как пользователь, пытающийся заниматься в ГПБ тем, что принято именовать «научной работой», могу сказать вполне определенно: после реализации проекта для этой самой работы библиотека будет непригодна вовсе».

«Планируемое пространственное разделение превратит ГПБ в читальню, лишив свойства универсальной научной библиотеки (а следовательно, и статуса «национальной»)».

«Библиотека окажется разрушенной и совершено не пригодной для научной работы, она будет декорацией библиотеки с музеем и фонтанами в новом здании».

«Возникнет гигантский объём перевозок, читатели будут униженно выпрашивать «перемещаемые» книги, будут ждать неделями, книги при транспортировке будут рваться, будут впитывать «целебный» бензиновый чад Московского проспекта».

«Думаю, В.Н. Зайцев сильно заблуждается. Назвав себя «бойцом». В.Н. привел примеры своей «борьбы». Написали бумагу – получили отказ, написали бумагу – получили резолюцию… Тихое аппаратное шуршанье. Президент что-то написал на его умело составленной бумаженции – с этой радостью В.Н. живет уже несколько месяцев».

Ошибки за ошибкой, сейчас мы об этом можем говорить смело, и истеричная жажда мщения (никто, кстати, не знает за что), блокирующая возможность составления хотя минимально достоверных прогнозов. Все мягкие пули, слепленные автором 30 лет назад, улетели в молоко. Вторая очередь достроена. Дар Владимира Николаевича Зайцева договариваться и решать проблемы на верху, и, кстати, «получить нужную резолюцию» - сыграла ключевую роль. С высоты десятилетий стало понятно, насколько никчёмными и смешными являются броски на библиотеку со стороны Михаила Золотоносова.

Отдельно хочется остановиться на моментах, когда проявляется журналисткая и человеческая этика автора. Золотоносов пишет:

«Он не хочет. Ничего. Сидя в кабинете директора, я невольно подслушал один его телефонный разговор. С гордостью сообщив собеседнице, что у него «сидит корреспондент», директор не столько в трубку, сколько мне небрежно заявил, что он знает, чего просить у И.С. Силаева, но не знает, о чём просить Б.Н. Ельцина. Что это значит? А это значит, что В.Н. Зайцев боится больших ассигнований (а вдруг дадут?), ибо они подразумевают и большую ответственность. Да и получив деньги, он не будет знать, как их потратить».

В завершении статьи Золотоносов пишет, что библиотеку пора «вырвать из цепких чиновничьих лапок» В.Н. Зайцева. Его пребывание на посту директора Государственной публичной библиотеки г-н Золотоносов называл «пощечиной всем нам».

Если бы липкие мечты автора сбылись, и "библиотеку удалось вырвать из цепких чиновничьих лапок", то не видать было бы ни второй очереди, ни звания Национальной библиотеки.

Андрей Тарасов

 
 
 

 

 

 

 

Онлайн-консультант
Онлайн-консультант