Сектор восточных фондов

«Книга мертвых»

«Книга мертвых»

Древнеегипетский папирус. 10 в. до н.э.
Ф. 912 (Древнеегипетские папирусы), № 1.

Историю развития письма и рукописных традиций на Востоке — родине древнейших цивилизаций и мировых религий — прекрасно раскрывает восточное рукописное собрание Российской национальной библиотеки, насчитывающее 28 тыс. единиц хранения. Самыми древними памятниками письменности являются четыре древнеегипетских папируса из Фиванского некрополя, относящиеся к X в. до н. э., — фрагменты «Книги мертвых». В фондах представлены книги на пальмовых листьях, бересте, коре пальмы, на коже, пергамене и бумаге, тексты, вырезанные на камнях и деревянных дощечках, вышитые на шелке и нарисованные на холсте, китайские и японские ксилографические издания и рисунки. При всем многообразии форм основной является книга-кодекс, возникшая в начале новой эры и получившая распространение сначала в христианской среде, а затем воспринятая представителями двух других монотеистических религий – иудеями и мусульманами.

Многие кодексы, как пергаменные, так и бумажные, демонстрируют высочайший уровень искусства книги; они поражают каллиграфическими почерками и изысканными миниатюрами, орнаментальным убранством и  художественными переплетами.

Велико число рукописей редких по содержанию и уникальных, представляющих неизвестные ранее сочинения. Чрезвычайно широк тематический диапазон: это не только религиозные и философские сочинения, но и произведения художественной литературы, исторические труды, словари, трактаты по языкознанию, точным и естественным наукам  – математике, географии, астрономии, медицине.

Начало восточному фонду было положено рукописями из коллекции П. П. Дубровского. Не будет преувеличением сказать, что Orientalia Дубровского пробудила интерес к собиранию памятников восточной письменности у русского общества и, что особенно важно, у российских императоров. Благодаря Александру I, Николаю I и особенно Александру II в библиотеку поступили более 20 тыс. восточных рукописей – военные трофеи и дипломатические дары, коллекции, стоимость которых превышала возможности бюджета Библиотеки.

Пополнение фонда обеспечивалось также за счет собирательской деятельности отдельных лиц: горного инженера П. К. Фролова, дипломатов И. О. Симонича, Д. И. Долгорукого, Н. В. Ханыкова, А. А. Жаба, миссионеров — архим. Петра (Каменского), архим. Антонина (Капустина), епископа Порфирия (Успенского), ученых – К. Тишендорфа, В. Д. Смирнова, И. П. Минаева, И. Ю. Крачковского и др.

«Десять речений»

«Десять речений»

На древнееврейском языке самаритянскими буквами. Надпись на камне. 4 в.
Ф.1299 (Памятники письменности на камнях), № 21.

Самым значительным по объему (19 тыс. единиц хранения) до наших дней остается замечательное собрание караимского общественного деятеля А. С. Фирковича,  поступившее в Библиотеку в 1862—1876 гг. Уникальный комплекс еврейских,  арабо-еврейских, еврейско-арабских, самаритянских рукописей является одним из самых больших в мире. О его ценности говорит хотя бы тот факт, что в нем хранятся 12 из 18 известных ныне древнейших датированных рукописей. Среди них — библейские кодексы, представляющие особую художественную и историко-культурную ценность — «Последние пророки» 916 г. («Codex Babilonicus Petropolitanus» Есть картинки на выставке), Пятикнижие 929 г. с пятью иллюминованными страницами и «Ленинградский кодекс» 1010 г. — самый старый датированный полный список еврейской Библии.

Фиркович собирал рукописи и в Российской империи, и на Ближнем Востоке. В Каире ему удалось купить у караимской общины содержимое генизы – так называются хранилища ветхих, вышедших из употребления книг. В караимской генизе находились многочисленные разрозненные фрагменты рукописей X-XIV вв. в ужасающем физическом состоянии, но чрезвычайно ценных с точки зрения содержащихся в них текстов.

Из двух тысяч арабских кодексов и фрагментов наиболее ранние — Кораны так называемого куфического письма VIII—XI вв.   и фрагмент уникальной генеалогии арабских племен IX в. Среди арабских книг немало разного рода научных сочинений, например, «География» Идриси и трактат о созвездиях ас-Суфи. Последний может служить примером того, что книги на арабском языке писали во всех странах ислама, в том числе в Иране, и оформляли в своих традициях. Необходимо упомянуть и арабо-христианские рукописи IX–XVI вв., общее число которых превышает сотню.

Коран. Фрагмент: Суры 3–4, 11–19, 51–55, 69–74, 98

Коран. Фрагмент: Суры 3–4, 11–19, 51–55, 69–74, 98

ОР РНБ. Ф. 923 (ОСВР, Дорн), № 41

Ок. 1400 г. Северная Африка. Арабский яз.
Бумага. Серебро, золото. 93 л.

Рукопись поступила в 1805 г. в составе коллекции П. П. Дубровского.

Коран. Фрагмент: Суры 3–4, 11–19, 51–55, 69–74, 98

Коран. Фрагмент: Суры 3–4, 11–19, 51–55, 69–74, 98

ОР РНБ. Ф. 923 (ОСВР, Дорн), № 41

Дон, Волга; волжские булгары, буртасы и хазары

Дон, Волга; волжские булгары, буртасы и хазары

Карта ориентирована на юг. Из арабского географического сочинения ал-Идриси. Ок. 1300 г.
Ф. 907 (Арабские рукописи. Новая серия), № 176

Среди более чем 1000 персидских рукописей 140 украшены великолепными миниатюрами, начиная с «Шах-нама» Фирдауси 1333 г., выполненной в Ширазе. Помимо ширазской в фонде представлены гератская, казвинская, мешхедская, исфаханская и каджарская школы миниатюр, но наиболее полно – тебризская школа 2-й четверти XVI в. Миниатюрами чаще украшались произведения знаменитых персоязычных поэтов – Фирдауси, Низами, Саади, Джами, Дихлави и других, – а также списки «Космографии» Казвини.

Многие рукописи созданы выдающимися мастерами каллиграфии XV – XVII вв., такими как Султан-Али Машхади, Шах Махмуд Нишапури, Мир Имад Хусайни. Персидские книги поражают не только красотой письма и миниатюр, но и общим оформлением: орнаментированными полями и заставками, тиснеными и лакированными переплетами. Начиная с XVI в. отдельные миниатюры и образцы каллиграфии монтировались в альбомы-муракка.

Мусульманские арабографичные рукописи представлены также произведениями на курдском и тюркских языках, среди которых выделяются сочинения узбекского поэта Алишера Навои. В Библиотеке имеются три прижизненных списка его произведений, начиная с так называемого «Раннего дивана» – сборника стихов, созданных в первый творческий период. Этот сборник переписан, когда автору было всего 25 лет.

В иранских традициях оформлялись и списки поэмы «Искандар-нама» турецкого автора Ахмади, жившего при дворе Тимура. Турецкий сборник исторических анекдотов об известных на Ближнем Востоке лицах, составленный Сухайли, по всей видимости, переписан в Стамбуле и украшен миниатюрами, в которых заметно влияние европейской живописи.

В коллекции сирийских рукописей 13 относятся к первому тысячелетию, и среди них самая старая датированная рукопись в Библиотеке — перевод «Церковной истории» греческого автора Евсевия Кесарийского, переписанный «грешным Исхаком» в 462 г.

Из христианских рукописей интересны также коптские и эфиопские книги, происходящие из Ближнего Востока, и особенно грузинские  и армянские письменные памятники IX—XIX вв., зачастую украшенные миниатюрами и орнаментами.

Письменные традиции Дальнего Востока, Юго-восточной Азии и других ее регионов представлены индийскими рукописями на хинди, санскрите, пали — часть из них на пальмовых листьях, – а также китайскими, маньчжурскими, японскими, тибетскими, монгольскими и калмыцкими материалами.

Благодаря востоковедам, в разное время служившим в Библиотеке (среди них — академик Б. А. Дорн, проф. В. Д. Смирнов, А. Я. Гаркави, Н. В. Пигулевская, Г. И. Костыгова), богатейшие восточные рукописные фонды введены в научный оборот. Они привлекали и продолжают привлекать внимание исследователей со всего мира; шедевры книжного искусства Востока активно экспонируются на зарубежных выставках и в России. За последние годы сотрудниками сектора восточных фондов изданы восемь альбомов, посвященных наиболее значимым памятникам письменности Востока.